Здравствуй, брат мой Бзоу! Евгений Рудашевский

Как рассказать об ужасе, приносимом войной, не описав ни одной военной сцены? Это удалось Евгению Рудашевскому в повести «Здравствуй, брат мой Бзоу!», но не только это. Еще получилось передать красоту Абхазии так, что прямо на страницах книги бьет морской прибой, облака наползают на горы и цветет мушмула. Удалось поделиться историей о необычной дружбе юноши и дельфина так, что она осталась естественной, невычурной и лишенной неловкости. Удалось описать без штампов традиционный уклад жизни и настоящие узы родства в большой семьей. Удалось, наконец, сделать из заведомо тяжелого сюжета не нравоучительную притчу, а живую, трепещущую, личную повесть.

Дебютная книга Евгения Рудашевского еще в рукописи стала лауреатом Всероссийского конкурса произведений для детей и подростков «Книгуру» в 2013 году. Текст сопровождают строгие, атмосферные иллюстрации Александра Горнова, они немногословно, но предельно точно передают настроение текста. После прочтения книга еще долго не будет отпускать, заставит устроить переучет своим ощущениям, а подростков побудит узнать больше о контексте сюжета, о том времени, потому что описанная история оставляет неизгладимое впечатление и в ней абсолютно необходимо разобраться досконально, как будто со своей собственной.

Повесть берет плавный разгон, околдовывает красотами Абхазии, описаниями бесхитростного быта семьи, живущей по заветам предков даже в условиях коллективного хозяйствования в стране Советов. Детали времени и места здесь абсолютно достоверны, но на них не делается акцент. Эпоха с ее проблемами и бедами становится выверенным фоном для реальной истории юноши Амзы и его необыкновенного друга Бзоу, истории о жизни перед грозой, о предчувствии беды.

Амза со старшим братом спасает выбросившегося на берег дельфина, а тот не исчезает за морским горизонтом и время от времени, а потом уже и каждый день, и по первому зову, возвращается к своему спасителю. Амза называет его Бзоу, по имени мифического огнеподобного коня, понимающего человеческий язык. Плавно-плавно человек и дельфин учатся общаться, учатся понимать друг друга, их дружба расцветает каким-то необыкновенным цветком – на фоне скептических пересудов, тяжелого обязательного труда, даже отголосков межэтнический розни, и самое главное – на фоне приближающейся разлуки.

Амзе исполняется восемнадцать лет, а это означает военный призыв. Даже когда юноша думает об абстрактной армии, его обостренные чувства эхом боли отдаются в читателе. Растерянность Амзы, его неясные, спутанные ощущения отзываются щемящим сочувствием. Имеющие представление об исторической перспективе посмотрят в будущее дальше главного героя и заподозрят, что в 1980 году призывника Амзу ждут вещи и пострашнее обязательно военной службы.

Амзу же занимает совсем другое: как объяснить дельфину, что он исчезнет, что это произойдет помимо его воли, дождется ли его Бзоу?

Трагический финал книги вылеплен почти скульптурно. Время, растягивавшееся, пока Амза говился, рефлексировал и хватался за зыбкие последние домашние впечатления, ускоряет свой бег, становится рваным, события возникают, как яркие вспышки: вот приходит сообщение, что Амзу отправляют в Афганистан, вот семья застывает в немой боли ожидания, вот доставляют извещение о смерти друга Амзы, вместе с ним призванного в армию, вот старший брат Амзы находит дельфина снова выбросившимся на берег, но уже слишком поздно, чтобы спасти его. Бзоу погибает. Еще немного и семья его друга узнает, что погибает дельфин ровно в то время, когда сам Амза получается смертельное ранение и умирает в госпитале.

Бзоу почувствовал? Он узнал на таком расстоянии? Зря Амза волновался, что Бзоу не поймет его исчезновения… Дельфин знал куда больше, чем было доступно человеку. Его отчаяние после отъезда Амзы означало не растерянность от непонимания, а наоборот предчувствие беды.

Жестокость войны, ее безумие и опустошенность искалеченных ею жизней видится в особом ракурсе именно через описание этого предчувствия. Дать слово дельфину, символу дружелюбия и чистоты помыслов, могло бы стать сильным авторским ходом. Если бы не одно «Но». Это не ход. В основу сюжета легла реальная история, рассказанная Евгению Рудашевскому старожилами, односельчанами Амзы.

Чтение «Здравствуй, брат мой Бзоу!» не будет легким и развлекательным, но оно пробудит рефлексию и задумчивость в подростках. А подросткам примерно 15 лет нужны такие раздумья, выводящие вопросы к жизни и ее устройству на поверхность. Дать им прочувствовать контраст между глубиной дружбы главных героев и бессмысленностью войны – хорошо. Еще лучше вместе с ними обсудить книгу.