Юлия Кузнецова. Дом П

Data?1454062575

Наталья Савушкина

29.01.16

Ссылка на источник

Юлия Кузнецова работала гидом-переводчиком, копирайтером, преподавателем иностранных языков. Организовала на базе детского центра театральную студию (на английском языке) «Окошко радости». Замужем, воспитывает двоих детей.

Юля — финалист премии «Заветная мечта» 2007 года в номинации «Лучший детский детектив» за повесть «Тайна города Звенигорода», лауреат премии «Заветная мечта» сезона 2008-2009 гг. за повесть «Выдуманный жучок» (Малая премия, 1-е место), лауреат премии Владислава Крапивина 2011 года за повесть «Помощница ангела» (2-е место), лауреат премии «Книгуру» 2012-2013 гг. за повесть «Где папа?», а также участница 8-го и 9-го семинара детских писателей, участница 11-го Форума молодых писателей России.

С наибольшим трепетом Юля относится к своей книге «Выдуманный жучок» (М. : Центр «Нарния», 2011). Любит встречи с детьми, потому что дети задают каверзные вопросы и дарят вдохновение.

С 2013 года Юлия Кузнецова занимается волонтёрством в двух интернатах. Эти встречи тоже дарят вдохновение, поскольку помогают понять, какая радостная штука — жизнь, если кто-то есть с тобой рядом.

На прошедшей 26-30 ноября в Москве ярмарке интеллектуальной литературы «Non/fiction» состоялась презентация новой повести Юлии Кузнецовой «Дом П», выпущенной издательством «КомпасГид» с иллюстрациями Ольги Громовой.  Мы поговорили с Юлей о книге, а также с разрешения автора публикуем первую главу из неё.

 

Библиогид: «Дом П» — повесть о доме престарелых. Как появилась эта тема и идея написать об этом для детей младшего школьного возраста?

Юлия Кузнецова: Я пишу, как правило, отталкиваясь не от идеи, а от персонажа. Когда я писала «Дом П», у меня был непростой период, и мне хотелось защиты. Так ко мне пришла бабушка Женя, добрая и мягкосердечная старушка, которая в свободное время занимается боксом и умеет за себя постоять. Написание книг вообще имеет для меня терапевтический эффект; мои герои учат меня преодолевать мои же трудности. Деятельной бабушке Жене тоже нужны были трудности, и я отправила её в дом престарелых. А чтобы писать «близко к жизни», я и сама отправилась в настоящий дом-интернат для пожилых людей.

«Выдуманный жучок», повесть о больничной жизни, принесла вам известность. В каких ещё жанрах вы работаете и какой — самый любимый?

Я ещё сочиняю нежные девичьи повести о любви, и есть много читателей, которые знают меня именно с этой стороны. Мой любимый жанр — это психологическая повесть, а уж о чём она будет, о любви или больнице, это неважно. Приходит герой, а вместе с ним — его история.
Да, и ещё мне нравится сочинять истории для малышей. Например, для дочери, которая очень любит овец, пишу сказки про четырёх овечек: Милашку, Плаксюню, Бур-бур и Мне-мне (это жадная овечка).

Ваши подростковые повести легко читаются, и создаётся ощущение, будто автор по-дружески болтает с читателем. Как вы считаете, такой формат востребован подростками, или им непременно нужно дать «высокую» литературу, как это делают в школе?

Я за компромисс! Мой старший ребёнок сейчас читает Бажова и Пушкина в школе, и это, конечно, приносит свои плоды, поскольку такое чтение развивает, но никто не запрещает читать ей вечерами истории про котёнка Дымку или журналы. Что-то для развития, что-то для удовольствия, причём иногда классика с беллетристикой могут меняться местами. Истории про муми-троллей, классические произведения, вполне можно читать для удовольствия, а из простой истории о котятах и щенках ребёнок может почерпнуть много полезного.

Какая у вас мечта, писательская и человеческая?

Я мечтаю, чтобы мои дети нашли в жизни дело, которое будет им по душе и принесёт пользу людям. И как писатель, мечтаю научиться писать сказки. Пока мудрости не хватает.

Кого из писателей вы больше всего любили в детстве?

Я любила Александру Бруштейн и Астрид Линдгрен.

Изменилось ли это с возрастом?

Я не пробовала перечитывать «Дорога уходит в даль…», но Линдгрен обожаю до сих пор.

Какую книгу или автора вам хотелось бы издать, если бы была такая возможность?

Хотелось бы «Девочку и птицелёт» издать [писателя Владимира Киселёва. — Примеч. ред.]. Я любила в детстве эту книгу. И про Альфонса Циттербакке [«Злоключения озорника» немецкого писателя Герхарда Хольц-Баумерта. — Примеч. ред.]! Очень смешные истории.

Почему лучше быть человеком читающим, чем нечитающим?

Потому что у читающего человека всегда в сумке, в руках, на полке или в кармане ключик от волшебного мира.

Актуальны ли книги в наш электронно-виртуальный век?

Для нашей семьи актуальны. Все, и взрослые, и дети, предпочитают бумажные книги. Если, конечно, речь не идёт о сказках про Милашку и Бур-бур. Их можно и с экрана почитать.

Можно ли в жизни обойтись без сказок и в каком возрасте они перестают быть важны?

Я сейчас работаю волонтёром в психоневрологическом интернате. По субботам читаю сказки народов мира (замечательные книги издательства «НИГМА»). Так вот, там собираются послушать моё чтение люди от 20 до 60. Мне кажется, сказки — они на все возрасты.

Некоторые утверждают, что современная детская литература умерла или близка к тому. Каково ваше мнение на этот счёт? Чего остро не хватает в детской литературе?

Опять же, буквально в прошлые выходные беседовала с одним из врачей интерната. Он удивился, что я детский писатель, и сказал, что детских авторов очень мало, — Чуковский да Барто. Но заметил, что был бы рад ознакомиться с моим творчеством. Может быть, у него нет в семье маленьких детей. Так как у нас они есть, могу сказать, что детская литература не умерла, она живёт и процветает, и можно в этом убедиться, придя в РГДБ. Там на полках читального зала и абонемента столько современных детских книжек! А вот чего не хватает, так это книг для начального уровня чтения. Только научился ребёнок читать — что же ему подсунуть, кроме «Квака и Жаба» [американского писателя Арнольда Лобела. — Примеч. ред.]? Загадка! Впрочем, для нас, это, к счастью, не проблема. Милашка и Бур-бур всегда готовы прийти на помощь!