Дом П, Юлия Кузнецова (худ. Ольга Громова)

Data?1431946188

Наталья Медведь

14.04.15

Ссылка на источник

Новая повесть Юлии Кузнецовой, лауреата премий «Заветная мечта», «Книгуру» и премии имени Крапивина, имеет хитрое название «Дом П» и сходу удивляет читателя выбранной темой. Ее главная героиня – бабушка. И это не типичная старушка из народных сказок и не отечественная реинкарнация героинь Гудрун Мебс или Миры Лобе (хотя некоторое сходство здесь есть). Это вполне самодостаточная бабушка Женя, не напарница персонажа-ребенка, а отдельный, полноценный и выразительный главный герой.

Что еще удивительнее, в основу сюжета легла проблема, к которой даже у взрослых читателей нет однозначного отношения. Бабушка Женя – из вполне «приличной» семьи, у нее есть любящие сын Сережа и невестка Таня, а еще не представляющие себе жизнь без лучшей на свете бабушки внучки Вика и Тина. И такая благополучная семья из самых лучших побуждений отправляет главную героиню на продолжительное лечение в Дом П. Так они называют Дом престарелых, потому что полное название режет им слух. Об этом, собственно, и книга: как бабушка Женя отправляется в хороший и похожий на санаторий (только с зарешеченными окнами) Дом П и что из этого выходит. Получается, что пока взрослые и серьезные люди обсуждают, насколько приживается в нашем обществе институт домов престарелых «с человеческим лицом», и какую роль в воспитании подрастающего поколения играют бабушки и дедушки, дети могут с интересом прочесть историю одной занимательной семьи, в доступной им форме познакомиться с аргументами «за» и «против» и через сопереживание незаметно сформировать собственное мнение.

Сопереживать и размышлять по мере чтения повести придется действительно много. Все большие и маленькие решения главных героев ажурно и деликатно задокументированы автором. С одной стороны мы точно видим, какие предпосылки есть у тех или иных поступков, но остается достаточно пространства для самостоятельной оценки этих поступков, в тексте много воздуха, который невольно заполняется читательским эмоциональным откликом, внутренним диалогом с героями, сопоставлением с собственным опытом.

Последнее, то есть сопоставление с уже хранящимися в памяти наблюдениями, сначала может ввести в заблуждение, потому что вопрос «А она настоящая?» звучит в голове с первых страниц повести. Она – это, конечно, бабушка Женя, которая занимается боксом, спускается по связанным простыням из окон, печет вкуснейшие рогалики с джемом, чинит унитазы, рисует пальчиковыми красками, дает бесценные советы и боится только одного – человеческой грубости и злости. Разве о таких бабушках мы читали, разве таких бабушек мы видим вокруг? Но постойте, а если дистанцироваться от стереотипа? Это похоже на то, как дети рисуют дом. Даже у городских детей на рисунках чаще всего появляются деревенские избушки с двускатной крышей. Так же и при слове «бабушка» возникает образ деревенской старушки с повязанным на голове платком и с вполне мифическими колобками и репками на заднем плане. А двигаемся в направлении реальности, в направлении современной городской жизни и видим иную картину.

Современные городские бабушки отличаются от своего канонического прообраза так же сильно, как и современная городская застройка отличается от избы с клубящимся из печной трубы дымом. При должной наблюдательности в бабушке Жене можно рассмотреть тысячи и тысячи бабушек, размеренно или не очень прохаживающихся или проезжающих мимо со своими внуками, ведущих активную жизнь, умеющих быть и мастерами по выпеканию любых сортов рогаликов, и мастерами какого-нибудь экстравагантного вида спорта. Поэтому ответ будет: «Да, она настоящая на все 100%».

Однако быть настоящим в детской книге – хорошо, но еще важнее – быть «своим». Дети от 6 до 10 лет, а именно на такую аудиторию нацелена повесть, особенно любят читать про героев, в которых могут узнать себя, а тут – бабушка. И если в самом начале книги она еще в окружении семьи, с внучками, то позже она попадает в Дом П, и там компанию ей составляют одни пенсионеры – целый коллектив бабушек и дедушек. Вот-вот – коллектив. Детям легко уловить здесь нехитрую аналогию. Жители Дома П очень напоминают самый обычный школьный класс, а их поведение только подтверждает эту догадку. Да, они все пенсионеры, и у каждого за плечами интересно прожитая жизнь, но в межличностных отношениях они сущие дети – обижаются, стесняются, дружат, поддерживают друг друга, сплетничают, веселятся и даже влюбляются.

Дети, у которых сформирован опыт тесной эмоциональной связи со своими бабушками и дедушками, чаще воспринимают тех как старших товарищей. Эти отношения, в отличие от более иерархичных родительско-детских, действительно зачастую похожи на дружеские и равные. Так и получается, что бабушка Женя и компания не просто олицетворяют собой условный детский коллектив, но и подтверждают мысль о том, что они ближе к детскому мировосприятию, чем другие старшие родственники.

Им разрешено вести себя на страницах книги ребячески, и это не выглядит натужно. Их естественность произрастает из культивируемого главной героиней внимательного отношения к своему внутреннему ребенку. Отсюда и возглас недоумения, который служит водоразделом: «А они вообще помнят, как маленькими были? Или помнят, но не вспоминают?» Самые интересные персонажи «Дома П» определенно помнят или с помощью бабушки Жени вспоминают.

Пока бабушка Женя занималась тем, что вдыхала молодость в заскучавших в стенах «санатория» старичков, жизнь членов ее семьи тоже претерпела ряд больших изменений. Они смогли пожить самостоятельно, оценить свой уровень готовности к такой жизни, а еще многое обдумать и прочувствовать. Папа Сережа, мама Таня и девочки Вика и Тина показаны в своей беспомощности живо и непосредственно. Казалось бы, выход лежит на поверхности, но череда недопониманий обеспечивает героям еще некоторое количество треволнений, а читателям практически детективную с элементами мистики развязку сюжета.

Повесть «Дом П» определенно выделяется из числа современных детских книг. С помощью рассказа о жизни пенсионеров в доме престарелых, такой далекой, казалось бы, от актуального детского опыта идеи, Юлии Кузнецовой удается передать атмосферу счастливой, любящей семьи, на ее примере продемонстрировать крепкую связь поколений, но не ту, внешнюю декларативную и отчасти идеологическую, а внутреннюю, которая нужна ребенку как надежный и бесперебойный источник эмоциональной привязанности.